Современный гражданин любого государства планеты не собирается мириться с криминалом и коррупцией, порождаемые двойными моральными стандартами. Уверовав в деньги как в Бога, заменив веру в Бога верой в Деньги, современный человек тратит всю свою энергию на криминальный захват материальных ресурсов. На планете случился нравственный холокост: баланс материальных и нематериальных ценностей нарушен в пользу диктата материальных ценностей, устремлений и действий по переделу планетарных ресурсов. Все моральные ценности деформированы примитивизацией мотивационной сферы современного человека, а именно – переход к модели, разработанной профессором Чигиревым В.А., которую условно назвали моделью «когнитивной крысы». Эта модель наиболее адекватна описанию человека, с которым случилась беда морального кризиса. В модели используется бихевиористический подход, при котором все человеческие потребности сводятся к трем компонентам – «ПРД»:

«П» – пища (современный эквивалент пищи – деньги), ее добыча любой ценой для обеспечения выживания;

«Р» – при наличии пищи (достаточного количества денег) – размножение, воспроизводство поколения и (или) монополия на лучших женщин и непрерывные половые развлечения;

«Д» – доминирование над другими, чтобы больше добывать денег и монополизировать лучших женщин и чинить собственный произвол, возводя свои желания в ранг закона и обязательства для исполнения другими социальными субъектами.

«Когнитивные крысы» воевать не собираются из-за угрозы потерять свою жизнь и здоровье, однако готовы вести ожесточенную борьбу правовыми средствами с криминалом и коррупцией («с теми, кто украл»).

Цель мягкого ограничения криминала и коррупции– построение  открытого и свободного гражданского общества, состоящего из социальных субъектов (граждан, организаций, объединений), созидающих и не наносящих вреда другим социальным субъектам ни мыслью, ни словом, ни делом.

Внутренний враггражданского общества – социальный паразит (актуальный и латентный), живущий за счет других и наносящий вред другим социальным субъектам (отдельным гражданам, организациям, объединениям) мыслью, словом и делом.

 

Оружие противоборства криминалу и коррупции: информационный концентратор;направленный дискурс; шалы вреда и угроз.

Шкалы оценки вреда и угроз  разработаны Институтом социальных технологий (www.iovpani.spb.ru) и Институтом нравственности (www.inrav.ru).

Направленный дискурс разрушает или собирает любой квази – социальный субъект (криминальная организация, объединение). Каждый криминальный субъект при  его разборке разваливается на части, которые синтезируются в новый социальный субъект, исключающий  криминальное и паразитарное поведение на начальном этапе своего развития. И если социальная среда не позволит, то криминальные и паразитарные тенденции так и останутся в скрытом, потенциальном состоянии. Тут боле уместно говорить о нравственном воспитании вновь созданных социальных субъектов – технологической реализации правила «Три С»: не вреди себе, соседям, среде ни мыслью, ни словом, ни делом; созидай для себя, соседей, среды мыслью, словом и делом (информальном правовом и нравственном образовании).

Эффективное оружие V технологического уклада – СМИ (средства массовой информации) для получения поражающего (нанесения вреда) эффекта осуществляют концентрацию распределенной толпы. Все рассеяны по разным местам, подключены к одному или нескольким каналам СМИ, не видят друг друга и получают дезинформацию и становятся объектами манипуляций. Данная технология приводит к так называемой смерти социального субъекта, т.е. когда социальный субъект перестает влиять на процессы управления собственной жизнедеятельностью, лишается позиций доминирования, существенно и постоянно ограничивается в реализации потребности размножаться и иметь лучших женщин, теряет объемы добычи денег, попросту, их не может никак получить.

Информационно-организационное оружие, или его конверсионная версия (высокие гуманитарные и социальные технологии, www.scicomcis.spb.ru, Научный консорциум высоких гуманитарных и социальных технологий)   VI  технологического уклада основаны на применении мобильных, виртуальных толп, которые в состоянии нанести поражающий удар такой силы, с которым не справится реальная толпа на улице.  Также можно получить созидательный эффект, если  использовать виртуальные толпы для нанесения удара по криминальной среде.

Под криминальной средой мы понимаем определенную социальную среду, стабильно нестабильно развивающуюся и самоорганизующуюся, игнорирующую любые попытки когнитивного правового управления, т.е. управления из единого правового центра (органов внутренних дел).

Предлагаются инструменты ведения противоборства с криминалом и коррупцией, соответствующие требованиям VI технологического уклада (собора и разбора криминального субъекта).

Правовая стратегия: построение гражданского общества, в котором субъект будет возрожден и решен вопрос ограничения организованной преступности и паразитического капитала.

Правовая тактика: минимизация угроз (организованной преступности и паразитического капитала) через массовую оценку вреда от каждого социального паразита (актуального или скрытого).

Правовое искусство: конструирование информационных концентраторов на основе использования шкал оценки вреда и угроз.

Новый этап развития юридической науки в 2012 году связан  с  разработкой и реализацией разработанных инструментов ведения противоборства с криминалом и коррупцией (информационных концентраторов, направленных дискурсов, шал вреда и угроз).

Социальные системы и среды неуправляемы, никто не знает, что будет завтра и что было вчера, а если и присмотреться, то никто не понимает, что происходит сегодня. Регулирующие воздействия на социальные среды  осуществляются  во временных плоскостях негативного  гражданского согласия. Не построение ада на земле – задача современных сотрудников правоохранительных органов, - а избегание ада.  Не отбор лучших в органы внутренних дел, а отсекание худших – задача социальных технологов,  социальных инженеров и социальных дизайнеров, – представителей новых профессий XXI века.

Сегодня нужно перейти от ручного управления – единого центра воли и произвола, - к сложным системам управления, отражающим противоречивую суть самого субъекта управления – динамическую и сугубо нелинейную (ризоморфную) социальную среду, состоящую из множества социальных субъектов.  Поэтому важным компонентом средств правового воздействия  VI  технологического уклада является направленный дискурс, который обладает сложной и нелинейной структурой, тождественной объекту управленческих воздействий – ризоморфной социальной среды.

Применение в правоохранительных целях высоких гуманитарных и социальных технологий тесно связано с кластерным анализом и синтезом.  Декриминализация социальных среды технологически возможна и поэтому осуществима.

Из-за непрогнозируемого феномена направленного дискурса, как показала практика исследований институтов Международной академии социальных технологий в 2010-2013 годах, возникают так называемые субъект-объектные переходы. Это когда организатор дискурса сам может стать объектом обсуждения и оценки вреда, что приведет к его быстрой социальной смерти.  Поэтому социальные субъекты, связанные с процессами нанесения другим социальным субъектам вреда, не могут сами погружаться  в дискурсивные процессы. Однако другие социальные субъекты могут легко и дешево применять к ним элементы информационного-организационного оружия и получать в итоге распад объекта своего воздействия.  

Промежуточными итогами мягкого ограничения и криминала является результат ограничения социального паразитизма конкретных субъектов, использующих организованную преступность и паразитический финансовый капитал для реализации своих «ПРД» (потребностей в получении денег, размножении и доминировании).

Современное противодействие криминалу и коррупции не направлено на уничтожение социальных паразитов. Это своеобразный культурный слой человечества, ликвидация которого равносильна самоубийству цивилизации. Социального паразита нельзя арестовать, уничтожать, репрессировать, так как он генерирует важные социальные мифы, формирующие иллюзию стабильности и «предсказуемости» завтрашнего дня для других социальных субъектов. В этом плане новая правовая доктрина идет под следующим девизом «отказ от силы как новый метод борьбы с криминалом и коррупцией».  Несомненно и то, что те лидеры, которые проводят политику привлечения к уголовной ответственности и дальнейшему осуждению и исправлению в соответствующих местах социальных паразитов, убивают нравственные основания составляющих их граждан по разным «законным» основаниям – в  целом ликвидируют тот жизненный слой в социальной среде, без которого эта среда распадется и приведет к очередной катастрофе.

 

В этом плане мы сторонники моратория на лишения человека жизни и создания новой правовой нормы, запрещающей ликвидировать организацию (которая стала квази-социальным субъектом, а не просто бюрократической фикцией или симулякром и практикаблем) любой формы собственности, пока ее не переформатируют в режиме самоуправления и саморегуляции ее члены. Организация, также как и человек, в современном мире должна получить право на свою жизнь и сохранение преемственности, традиционности. Зачастую именно  организации становятся криминальной мишенью.  Функцию внутренней и внешней защиты организации выполняет дискурсивный процесс, запуск которого возможен при наличии соответствующих специалистов, о подготовке которых только начинают говорить:

- конфликтолог (или бакалавр / магистр конфликтологии);

- социальный технолог (или бакалавр / магистр социальных технологий);

- социальный инженер (или бакалавр / магистр социальной инженерии);

- социальный дизайнер (или бакалавр / магистр социальной инженерии;

- социальный доктор (или бакалавр / магистр социальной медицины);

- специалист по кластерному анализу и синтезу (или бакалавр / магистр кластерного анализа и синтеза).

Также произошла апробация новых правоохранительных специальностей.

Для министерства внутренних дел:

- юрист - конфликтолог (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права и конфликтологии);

- юрист и специалист по практической этике (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права и практической этики);

- юрист и специалист по нравственному и правовому воспитанию взрослых (или бакалавр / магистр уголовного / гражданского права нравственного и правового воспитания взрослых);

- юрист  - специалист по борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом финансов (или бакалавр / магистр уголовного права и информационного противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов);

- юрист – программист и администратор информационных систем противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов (или бакалавр / магистр уголовного права, программирования и администрирования информационных систем противоборства организованной преступности и незаконному обороту финансов);

- юрист-инженер и администратор системы информационного противоборства преступлениям уголовной направленности.

- техник  системы информационного противоборства преступлениям уголовной направленности.

Для эффективного противостояния и нового вида сдерживания угроз в новых условиях важен кадровый ресурс – новая элита общества, состоящая из граждан, способных порождать новые знания. В современной борьбе с криминалом востребованы кадры, способные порождать новые знания. По сути – это катализаторы направленных дискурсов, - социальные инженеры построения и регулирования дискурсивных процессов, сборки информационных концентраторов и оценки вреда и угроз. Новая элита – это элита, обладающая способностью генерировать новые знания. Создание такой элиты для успешного сдерживания давления внешних социальных паразитов (паразитарного финансового капитала) – задача правоохранительной деятельности любого квази-социального субъекта (государство, союз, содружество или альянс государств).

 

При применении по криминальному субъекту информационно-организационного оружия возникает хаос криминального субъекта, он разваливается. Адекватная угрозам ориентация квази-социального субъекта в управляемом хаосе может осуществляться с помощью нравственного компаса: не наносит ли предполагаемое действие социального субъекта вред социальному субъекту и его членам. 

 

Важным инструментом защиты квази-социального субъекта, который созидает и соблюдает правило «Три С», является стратегический дискурс с гражданским обществом, которым нужно заниматься и с точки зрения теории, и точки зрения практики и технологии. 

Перспективной задачей исследований Научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий, Международной академии социальных технологий на будущее является разработка общедоступных инструментов правового и нравственного дискурса с гражданским обществом.

Криминал будет ликвидирован без крови и насилия, когда будут запущены новые гуманные нелетальные технологии, обеспечивающие эффект влияния на поведение граждан - поступай так (по совести), а не иначе (причинение вреда другим и в итоге себе). За этим будущее системы правоохранной деятельности не только в России, но и в других государствах мира. Мы можем первыми показать всему миру такой пример. У нас есть, что предложить мировому правоохранительному сообществу, ведущему борьбу с собственным и международным криминалом.  

 

 

Юнацкевич П.И.

Научный консорциум высоких гуманитарных и социальных технологий